Закрыть
Про нас
Сайт «Кримський терен» - проект Українського культурного центру в Криму. Український культурний центр (УКЦ) був заснований 7 травня 2015 року. Ціллю його створення є збереження української мови й культури на півострові, долучення до історії, традицій, творчості українського народу. Працювати в цьому напрямку складно, але українська приказка вчить: «Як без дiла сидiти, можна обдубiти!»
Поддержать проект




Хуже врага

Непраздничные мысли
Кира Добровольская
Кира Д.
08.05.18
0
Накануне Дня Победы обычно вспоминают о конечном результате войны. Мы отмечаем победу над фашизмом. Но всегда следует помнить о том, что СССР понес неимоверную потерю людских ресурсов — и многие из этих утрат были вызваны бесчеловечной политикой государства «рабочих и крестьян» по отношению к своему же народу: армии и мирному населению. В праздничный день любят говорить о героизме и редко вспоминают тех, кто были заклеймены как «предатели и трусы»…

Только цифры

В середине лета 1941 года появилось постановление Государственного комитета обороны, подписанное Сталиным, где бескомпромиссно было заявлено: «Паникер, трус, дезертир – хуже врага». Автоматически, за счет него, армия врага стала расти на глазах по мере развития боевых действий. По разным данным, которые были собраны современными исследователями после оцифровки Архива внешней политики РФ, в плен попали от 4 до 6 миллионов человек. Разброс в цифрах вызван разными методами подсчета. Кроме того, в Советском Союзе тема военнопленных, которых называли «предателями родины», практически официально замалчивалась. Делалось это по двум причинам: во-первых, государство не хотело раскрывать реальные потери в войне, во-вторых, этих цифры, будучи обнародованными, свидетельствовали бы о бездарной политике сталинских военачальников.

Две трети военнопленных, согласно нынешним исследователям, погибли в немецком плену.  Такие огромные потери были вызваны тем, что хотя Германия согласилась соблюдать Гаагскую и Женевскую конвенции по отношению к пленным, на деле она не соблюдалась для советских солдат. СССР же согласился признать только Гаагскую конвенцию. По сути, с самого начала войны все будущие пленные были обречены на невероятно тяжелые условия существования и гибель.

Помощь не нужна

Паперовий танк з виставки в Дитячому палаці Сімферополя.

Интересно, что уже 23 июня 1941 года Красный Крест предложил свою помощь советскому правительству на время войны. Вячеслав Молотов, официальный глава правительства, подтвердил заинтересованность СССР. Однако даже обмен списком пленных, обязательный для Красного Креста, не состоялся: в конце 1941 года стало ясно, что за полгода войны в плен попало огромное число советских солдат, и разглашать эту цифру никто в правительстве не хотел. Она составляла, по современным данным, около трех миллионов человек.

Затормозив и практически остановив работу с Красным Крестом, руководство СССР преследовало целью еще и остановить массовую сдачу в плен советских солдат. Известны случаи, когда в плен сдавались одновременно десятки тысяч человек: плохо одетых, голодных и даже не всегда вооруженных. Разумеется, все любые попытки международных организаций помочь пленным были обречены: согласно конвенциям, в плену солдат противника нужно было сносно кормить, не привлекать к тяжелым работам, оказывать медицинскую помочь и дать возможность получать от родных письма и посылки. Советское же руководство хотело, чтобы солдаты четко понимали, что в немецких лагерях к ним будут относиться как к людям низшего сорта. Однако фраза из резолюции Иосифа Сталина, вынесенная в заголовок этой статьи, как нельзя лучше определяет и отношение к ним собственного правительства.

Сахар для пленных

Из письма финского главнокомандующего Маннергейма руководству Красного Креста в марте 1942 года известно, что советские солдаты попадали в плен в истощенном состоянии. Многие из них перед сдачей в плены питались жмыхом, а в редких случаях — мясом убитых лошадей. Кроме того, Маннергейм пишет о случаях каннибализма среди голодающих.  Финский военачальник обращается к Красному Кресту с просьбой помочь с питанием для советских пленных, обеспечить их витаминами и лекарствами, потому что сама Финляндия в условиях войны и блокады не может их прокормить.

Через два месяца из Женевы пришла продуктовая помощь. Посылки включали в себя масло, консервы, сахар. Однако обращение Красного Креста к правительству СССР о бедственном положении советских же пленных было проигнорировано.

Без ответа оставались не только инициативы Красного Креста. Ватикан неоднократно предлагал свое посредничество между Германией и СССР по вопросам помощи пленным. Советское руководство ответило, что это предложение в данный момент не актуально.

Маленькая деталь, которая поражает своей бесчеловечностью: в 1942 году швейцарские банки на свои деньги были готовы закупить продовольствие, в частности сахар, а англичане намеревались предоставить корабли для доставки груза. Сахар должны были передать советским пленным. Однако, как и во всех других случаях, СССР проигнорировал инициативу. Как впоследствии вспоминал один из иностранных дипломатов, он спрашивал у Молотова, почему Советский Союз не захотел воспользоваться помощью. Молотов ответил, что если немцы будут кормить советских заключенных сахаром, это выставит Германию в ненужном свете.

В итоге миллионы советских солдат погибли в немецком плену. Такая же политика проводилась и по отношению к немецким военнопленным на территории СССР: власти не собирались соблюдать нормы международного права по отношению к врагу.

Кира Добровольская 

 

 

Комментарии